Бөтә яңылыҡтар
Краеведение
5 Август 2020, 17:42

Что означал топоним «Магаш» в древности?

В нескольких районах Республики Башкортостан встречаются топонимы, имеющие в своем составе слово «магаш» – «Магашлы», «Магашты», «Магашлы Алмантай» или просто «Магаш».

В нескольких районах Республики Башкортостан встречаются топонимы, имеющие в своем составе слово «магаш» – «Магашлы», «Магашты», «Магашлы Алмантай» или просто «Магаш». Известный башкирский языковед Д.Г. Киекбаев высказал мысль, что топоним «Магаш», вполне возможно, достался башкирам как наследие от предков мадьяр, когда-то живших на Южном Урале, что в переводе с мадьярского языка на русский этот Магаш означает «высокий». В родном для Д.Г. Киекбаева Гафурийском районе, действительно, имеется гора Магаш, что как гора, вполне, может вписаться в понятие «высокий». Поэтому с такой трактовкой Д.Г. Киекбаева названия указанной горы согласились другие башкирские топонимисты. Гора, действительно, может носить название «Высокая». В подтверждение этого на территории Южного Урала можно указать на башкирские топонимы «Бейектау» (Высокая гора), «Бейек тубэ» (Высокий холм). В этом смысле, название горы «Магаш» в Гафурийском районе можно было бы считать как наследие от предков мадьяр. Однако не все «Магаши» в Башкортостане связаны с горами, есть как водные объекты, так и населенные пункты, которых вряд ли можно обозначить словом имеющим значение «высокий». Особенно когда речь идет о таком топониме как «Магашлы», «Магашты». Если к отдельному слову «магаш» могут быть применимы понятие «высокий», то к топонимам «Магашты, Магашлы» слово «высокий» никак не применим. В башкирском языке нет конструкции «бейекле», то есть «с чем?» («с высоким»), если согласиться с предположением Д.Г. Киекбаева, что топоним «Магаш» содержит в себе понятие «высокий».
Действительно, в мадьярском языке есть слово «могош» близкое, вроде бы, по звучанию к башкирскому Магаш и означает это слово «высокий». По поводу этого слова во время одной из встреч в Уфе, мы проконсультировались с венгерским исследователем Габором Дьюни, которым были проведены исследования топонимов Южного и Среднего Урала на предмет их связи с древними мадьярами. Со слов Габора Дьюни, в мадьярском языке, действительно, есть, созвучное к башкирскому «магаш», слово «могош», но оно является новообразованием и в период нахождения предков мадьяр на востоке, данного слова в их языке не было. Поэтому признать башкирские топонимы Магаш оставленными предками мадьяр невозможно. Сами исследователи из Венгрии южноуральский топоним «Магаш», «Магашлы», «Магашты» никак не считают мадьярским наследием. В частности, известный исследователь А.Рона-Таш слово “Магаш” считает иранским, для этого, как покажем ниже, есть все основания.
Возникает вопрос – «чьим же наследием, если не венгерским, является указанное слово и что оно означает, если не содержит в себе понятия «высокий» с мадьярского?».
Оказывается, топонимы со словом «магаш» имеются не только на Южном Урале, но имеют более широкий ареал распространения. У восточного автора Х века аль Масуди есть сведения о том, что у кавказских алан столица называлась Магас. В настоящее время Магасом называется новая столица Республики Ингушетии.
Русским путешественником XIX Г.Н. Потаниным на южных склонах Тянь-Шаня во внутренней Монголии у города Хами к востоку от Кошети-дабана зафиксирована небольшая река Магаш-гол. Говорить о монгольском Магаш-голе как мадьярском следе оснований не имеется, так как еще ни одним из исследователей не заявлено о нахождении в тех краях предков мадьяр. В то же время это искомое слово нами было обнаружено во всех тюркских языках Сибири. В алтайском, тофаларском, тувинском, хакасском, шорском языках это слово в варианте «маас», «мааш» означает «овод».
Кроме языков тюрков Сибири, это же слово еще до нашей эры зафиксировано в иранских языках, в частности, в Авесте. В иранских языках это слово по звучанию более близко к башкирскому и звучит как «Magas» – муха, «Xarmagas» – овод, в некоторых случаях «qarmagas» – большая муха, зеленая мясная муха.
Если заглянуть в историю еще глубже, то близкое по звучанию к «магаш» слово можно обнаружить в индо-арийских языках. Например, раннее арийское mekša>makša – др.инд. makşa, makş – «муха», «пчела». У цыган группы ловари муха называется «Маач». Исследователи происхождение цыган связывают с древними арийскими племенами. Поэтому, не удивительно, что в их языке муха обозначается фонетически близким к арийскому makşa, makş словом «маач».
В связи с этим возникает вопрос – «а не являются ли наши башкирские топонимы Магаш, Магашлы, Мәкәш, Мәкеш наследием тех далеких времен?». Вполне даже возможно, что наши южноуральские топонимы восходят к этому арийскому « mekša>makša».
Поэтому нам кажется, что значение этого топонима надо объяснять не из с мадьярского, а из других языков. Башкирская форма «магаш» как наиболее древний фонетический вариант сохранил в себе звук «ғ», который у других тюркоязычных народов уже исчез. Таким образом, можно сказать, что топоним «Магаш» является наследием не угорским, а древнетюркским, а, если учесть фиксацию этого слова еще в индо-иранских языках, то, возможно, оно является у башкир наследием индо-иранским через сармато-аланских предков башкир. Связь башкир с сарматами, аланами и нахождение их на Южном Урале у историков не вызывает сомнений, в частности, в Стерлитамакском районе археологами раскопаны курганы, имеющие отношение к аланам. С аланами связывается история башкирского племени бурзян. На территории Южного Урала археологами выявлены многочисленные курганы саков, массагетов, сармат, говоривших на одном из восточноиранских наречий.
Как видим, все фонетические варианты слова «Магаш» («магас», «маас», «мааш» и другие) обозначают какие-либо летающие насекомые. В современной Республике Башкортостан, например, известны топонимы «Себенле», «Чебеньки», которые в переводе на русский означают «Мушиные». Наши предки словом «магаш», видимо, обозначали места, изобилующие или оводами, или же определенными видами мух. Такие места, видимо, выделяются изобилием каких-то разновидностей летающих насекомых, что дало народу их выделить особо.
Таким образом, топонимы, если быть к ним внимательнее, могут служить дополнительным источником при изучении этногенеза народа.
З.Г. АМИНЕВ, кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института стратегических исследований РБ