Бөтә яңылыҡтар

Травля, или буллинг

Для работы с родителями

«Человек в своей свирепости и беспощадности не уступит ни одному тигру и ни одной гиене. Вполне вероятно, что так оно и есть. Когда заглядываешь в историю и видишь, на что способен человек, теряешь всякую веру в него… Дело может зайти так далеко, что иному, быть может, особенно в минуты ипохондрического настроения, мир покажется с эстетической стороны музеем карикатур, с интеллектуальной — желтым домом, а с моральной — мошенническим притоном..»

Артур Шопенгауэр

«Буллинг» в переводе с английского означает «агрессивное преследование одного из членов коллектива». Лично мне это слово не нравится, возникает ассоциация с охотой, когда стая гончих преследует зайца. А как же в действительности обстоит дело? Всё чаще в СМИ приходит информация о том, что кто-то из учеников кому-то угрожал. К сожалению, в XXI веке школа становится иногда опасным местом. Не образовательной средой, куда дети приходят получать знания, а средой пребывания, где каждый пытается выжить, начиная от ученика и заканчивая учителем.
Не так давно, в апреле этого года, 17-летний подросток из города Стерлитамак, вооружившись ножом, нанёс раны своим одноклассницам и учительнице, а затем попытался сам уйти из жизни. Не прошло и недели после злополучного события, как в том же городе девочка-подросток, занимающаяся боксом, напала на ученицу, избив ту у взрослых на виду. Но взрослые перестали нести ответственность, они уже наслышаны о том, что подростки неуправляемы и агрессивны. Вмешиваться в этот эпизод никто не захотел, даже вооружённый охранник, наблюдавший данную картину. Толпа подростков, закончив своё дело и засняв видео, которое уже набрало в интернете достаточно просмотров, спокойно живёт, не мучаясь от угрызений совести. К большому сожалению, это не единичный случай, который произошёл на территории Российской Федерации.
Что происходит с нашими детьми? Откуда эта жестокость и агрессия? Всё очевидно: наше общество выбрало американскую модель поведения, и образования в том числе, включая экзаменационную систему (ОГЭ, ЕГЭ). За период принятия ЕГЭ и ОГЭ я не видела ни одного учителя, который бы восторгался этой системой. Но сейчас мы говорим не о знаниях и контроле, который проводят на выходе из школы, а об агрессивном поведении подрастающего поколения. Модель поведения сегодняшних учеников заимствована из агрессивных компьютерных игр, где подросток стреляет, убивает, привыкает к виду крови. Подвижная психика ребёнка в этот период претерпевает изменения, он становится жестоким. За то, что в игре «убьёт» большее количество солдат-врагов, его ждёт вознаграждение. Эти игры не способствуют развитию нравственно-морального облика подрастающей личности. Они не носят познавательный, образовательный характер, не развивают духовные ценности. Напротив, искореняют в вашем ребёнке всё то лучшее и доброе, что когда-то было вами заложено.
Травля в школе среди сверстников была всегда, вопрос в другом — в масштабе. Достаточно вспомнить фильм «Чучело», и в фильме «Москва слезам не верит» мы помним эпизод, где подростки пытались толпой избить одного. То есть мы видим, что взрослые должны, обязаны следить за миром подростков и их поведением, «наводить порядок в их головах». Если учитель молчит и закрывает на происходящее глаза, то попустительское «одобрение» с его стороны будет способствовать травле и продолжаться везде и всегда. Не только в школе, но и в стенах колледжа, университета, трудового коллектива.
Не так давно я услышала историю, о том, где семиклассники устроили травлю одноклассника. У ребёнка была повышенная тревожность, напряжённость, агрессия, он стал ходить в школу, вооружившись ножом, потому что устал терпеть нападки одноклассников. Казалось бы, ну что может быть проще: собрать обидчиков, вызвать их родителей к директору, пригласить инспектора по делам несовершеннолетних, сделать для них персональную экскурсию в следственный отдел. И все бы успокоились, вспомнив, что в школе лучше учиться и не вести себя, таким образом, а то могут и отчислить за плохое поведение. Поговорив с директором, я узнала, что с начала учебного года, как только новенький пришёл в этот класс, он считал допустимым врываться в дамскую комнату и снимать всё на видео. После того как девочки пожаловались старшеклассникам, те быстро «утихомирили» новоявленного папарацци. Но лишь на непродолжительное время. После этого эпизода он предложил девочке свою «любовь до гроба», та, естественно, благоразумно отказалась от столь радужного предложения. На что он пообещал её убить. После моего вопроса, что с психикой ребёнка, почему у него аутоагрессивное поведение, выяснилось, что «жертва» буллинга до этого долгое время находилась на лечении в психоневрологическом диспансере, затем на дистанционном обучении дома. А потом мама приобрела справки, что ребёнок здоров. И он стал посещать общеобразовательную школу. О том, что подростку требуется помощь психиатра, мама не хочет и слышать, то, что ребёнок ежедневно ходит по школе с ножом, изображая из себя жертву, тоже не считает опасным. Вот к чему приводит модель жизни, когда только с согласия родных мы можем помочь и определить нуждающегося в лечении в психиатрическую лечебницу.
Общаясь с директором, я поинтересовалась, а как же школьный психолог, ведёт ли он коррекционную работу? На что она ответила: «После того как мальчик его укусил, тот боится к нему близко подходить, вдруг зарежет…». То есть, по большому счёту, данный ребёнок представляет угрозу для окружающих детей и не только. Этот подросток находится в группе риска, когда-нибудь он сорвётся, это лишь вопрос времени…
17-летний подросток Артём из Стерлитамака два года терпел выходки своих одноклассников. Подросток вёл дневник записей, учитель и директор об этом знали, мама постоянно докладывала. Чем это кончилось, мы все знаем. Что это, плата за многолетнюю обиду, месть? Коррекционные школы убирают, массово происходит оптимизация не только медицинских, но и образовательных учреждений.
Что делать, если ваш психически здоровый ребёнок, инертный меланхолик, творческая личность, никого не обижающий тихоня, стал объектом нападок и насмешек одноклассников. Надеяться и допускать мысль, что он сам разберётся, не следует. Как правило, задиристых обидчиков много, и справиться с ними одному ребёнку не по силам. Это только может его поломать и довести до суицида, но сам он, без помощи взрослых, не разберётся. В первую очередь необходимо поставить в известность директора школы, заместителя директора по воспитательной работе, психолога. Пригласить на заседание школьного совета обидчиков и их родителей и попытаться вывести сложившуюся ситуацию на правильные рельсы. Переводить ребёнка-жертву в другую школу — это не выход. Нельзя всё время бежать от трудностей, и не факт, что в новой школе не повторится то же самое. Нужно разрешить сложившуюся проблему здесь, на месте. И травят подростка не потому, что у него кроссовки не как у всех, а потому, что обидчики выбирают слабых. «Докопаться» можно до всего, было бы желание. Отсутствие модной одежды, неполная семья, отсутствие дорогих гаджетов и так далее… Подростки сразу вычисляют тех, кто не сможет дать отпор.
Если подростку нанесли травмы, необходимо сразу ехать в травмпункт, всё засвидетельствовать и затем обратиться в полицию. За нанесение тяжкого вреда здоровью малолетних привлекают к уголовной ответственности после 14 лет. Если им по 10 – 12 лет, за их поступки несут ответственность родители. В любом другом случае только после 16 лет подростки самостоятельно отвечают за совершённые противоправные действия. Если присутствует не физическое, а психологическое насилие над ребёнком, то задача школы и психологической службы устранить эту проблему. Не добились никаких действий от руководства школы — обращайтесь в управление образования, министерство образования, только не сидите, сложа руки, не позволяйте издеваться над подростком.
Люди иногда теряют человеческий облик, исчезла культура поведения в обществе. Когда в Думе один депутат бьёт другого и это транслируют по первому каналу, когда в прямом эфире идет передача с ненормативной лексикой и сопровождается дракой рейтинг передачи растёт. Постепенно незаметно это входит в норму поведения. Цензура, правила делового этикета отсутствуют не просто у взрослых людей, а у руководящих лиц, что же говорить про детей, которые также не умеют контролировать и владеть своими эмоциями, скатываясь до уровня животных, бешеных собак.
Научите своего ребёнка и себя на любые оскорбления отвечать ровным, спокойным голосом, не скатываясь в ответную ругань. Если у ребёнка отобрали вещи, испортили, сразу надо поставить в известность об этом учителя. Если подростки намерены устроить драку, избить, следует громко кричать: «Воры грабят, помогите», «Помогите, пожар». Это введёт на какое-то время обидчиков в ступор. А ребёнок тем временем сможет убежать. Лучше убежать, чем получить травмы, переломы, сотрясения.
Войны и драки развязывают холерики с неустойчивой психикой, «выскочки». Достаётся, конечно, меланхоликам, флегматикам. Отдать ребёнка в спортивную секцию — хороший вариант, но это не означает, что он в один миг станет «храбрым львом». Максимум, что из него получится, — «храбрый заяц». Психолог образовательного учреждения должен проводить в обязательном порядке тренинги, игры на сплочение класса, коллектива. Классный руководитель организовывать совместные походы, работы, где «жертва» смогла бы проявить свои таланты, достижения, тем самым повышая самооценку ребёнка и доказывая, что этот ребёнок ничем не хуже других, может быть, даже лучше. Если учителя закрывают глаза на травлю и делают вид, что ничего не происходит, смените школу, не дожидаясь тяжёлых последствий. Нужно дать ребёнку уверенность в своих силах и возможность проявить себя, победив страх.
Но что делать, если ребёнок не жалуется и не говорит о том, что кто-то в школе над ним измывается? Если у ребёнка появились синяки, царапины, пропадают вещи; подросток не хочет ходить в школу, ищёт повод, чтобы остаться дома («заболел» живот, горло, голова); постоянная подавленность, низкая самооценка, бессонница, тревожность, — на все эти симптомы нужно обращать внимание. Отказывается кушать в школьной столовой, снизилась успеваемость? Все эти показатели — первые звоночки для родителей сесть и поговорить с подростком, не откладывая разговор на потом. Не стоит полагаться на учителя, у которого в классе тридцать человек, ей бы за сорок пять минут успеть материал новый дать и домашнее задание спросить. А потом ещё на репетиторство бежать…
Единственный способ избежать травли — создание психически здорового коллектива, рождение нормальных человеческих взаимоотношений с окружающими. Можно задействовав «родительский совет» проводить совместные мероприятия. Боритесь за самооценку ребёнка, чтобы потом, во взрослой жизни, ему не пришлось об этом сожалеть.

Е.Н. ТИМОШЕНКО,
педагог-психолог